Её зовут АЛТАЙ

Стремительно меняется ВСЁ вокруг: частота вибрации, восприятие окружающей действительности, отношение людей друг к другу. Одни становятся более терпимее, с благодарностью воспринимают происходящие с ними события, другие — наоболее агрессивнее, злятся по пустякам и волнуются о будущем.

И это видно тем, КТО в теме, что же на самом деле происходит на нашей Любимой планете Земля. Нет, не земля вовсе, а уже давно планета — Святая Русь.

И я хочу окунуть вас в сказочную реальность, которая уже ЕСТЬ, и которая уже в самом ближайшем будущем прикоснется к КАЖДОМУ, без исключения.

Главное – во время ОСОЗНАТЬ, поверить глазам своим, а то люди многое уже видят, но не верят. Главное – это «ПРОСНУТЬСЯ» от «спячке», в которой, практически мы все, находимся и начать ТВОРИТЬ РАЙ на планете Святая Русь. Об этом и пойдёт речь дальше:

 

Алтай…

Любовь Гаммер

Трёх дней от роду девочка отказывалась принимать в пищу и молоко матери, и молоко оленихи, и молоко кобылицы… Даже воду отказывалась пить! Что это? Зачем это? Как это? Вопросов много — ответов нет! И пошёл Ялчин к Шаманихе…

— Правда нужна! Девочку и мать жаль, понимаешь?!

… Что такое? Что за свет в небе ночном? Обернулся Ялчин — и чуть не упал… Поодаль от него и высоко над ним Чудо-Звезда горит. Восемь Лучей, как два креста, в небе светят, но только РАдость чувствует Ялчин от виде’ния оного! Вдруг от Звезды отделился и поплыл по воздуху — и прямо к ногам Ялчина упал некий предмет, который в полёте к нему тоже светился.

— Что это, а, Бог? Что Ты Прислал семье моей? Но чувствую РАдость я Великую и БлагоДарю Тебя за РАдость!

С этой мыслью поднял Ялчин предмет сей тёплый и светящийся. Никогда ничего подобного не видел Ялчин в жизни своей! Забыл про Чудо-Звезду: на ЧУДО смотрит… В руках у него куколка тончайшей работы. На вид — из золота, но очень лёгкая,.. да ещё и светится изнутри. Как будто, Принцесса из сказки какой… Работа филигранная с узорами необычайными… Приготовился Ялчин сказать Богу «Спасибо!», а Чудо-Звезды уже нет…

Недалеко ушёл Ялчин от юрты своей и потому, прежде Шаманихи, решил находку диковинную, Небом посланную, жене да тёще показать.

В юрту вошёл Ялчин… Вспыхнул свет от куколки сей… Жена и тёща — в недоумении великом. А дочка же, три дня молчавшая и от молока отказывающаяся, вдруг ручки крохотные к куколке протянула и криком, похожим на чаечный, прокричала: «Дай!»

— Как это ребёнок трёх дней от роду требует «Дай!» — да ещё и в голос?! Что-то ты, брат Ялчин, лишнего «нагородил»…

— Не,.. не,.. не,..  Дальше слушай!.. Чудо — думаю — продолжается: дочка заговорила! Поднёс я ей эту куколку… Ручонками малюсенькими взяла дочка светящееся Чудо и к себе прижимает… И нежно так ласково говорит: » Мне! Мне!! Мне!!!»

— Что за Чудеса такие, Бог?! Шаманиха — и та не поверит в такое!

Вспомнил про Шаманиху — бежать собрался, а дочка мне куколку протягивает и пальчиком на ней что-то указывает. Я куколку взял и усмотрел-таки, однако: под воротником одежды на куколке крохотное отверстие-петельку для шнура. Я понял! Нашёл очень тонкий кожаный шнур и вдел в петельку. Одел девочке на шею куколку. А она, куколка, вдруг перестала светиться. Висит на шейке у девочки невероятной красоты куколка,.. вся юрта РАдостью полна необыкновенной,.. жена с тёщей «языки проглотили»… Тишина, покой, РАдость! Вдруг дочка моя грудь мамину искать стала. Нашла, однако!.. С тех пор РАдости в юрте — всё больше и больше с каждым днём!  И вся округа РАда! И даже Шаманиха!

— И сколько же годиков дочке твоей?

— Да всего один исполнился, но растёт резво: по виду ей пять годков дать можно…

— Ты мне объясни, Ялчин: как это ребёнок в один год выглядит на пять,.. трёх дней от роду говорит и вся округа РАда-РАда-РАда?!..

— О, хороший человек, ты много вопросов можешь задать девочке моей — она ответит на любой!

— Тааак… Выходит, я смогу взять интервью у годовалого ребёнка — и тоже буду РАд… Ну, и где ж дочка твоя знаменитая? Почему столько много слов? А где ж сама-то: в  юрте у маминой титьки спит?

— Зачем такие  слова говоришь, хороший человек? Она уже на подлёте. Глаз у меня зоркий — вижу её, птичку мою.

— Слушай, Ялчин, ну, как можно такую ересь нести!? Ни самолётов, ни вертолётов не слышу…Вы, что, здесь все фантастики поначитались? Может, и олени у тебя в фантастике разбираются?

— Ха-ха-ха… — Колокольцем прозвенело над головой — Не сердитесь, дяденька! Мой папочка может любого оленя и до фантастики довести!..

— Спускайся уже, доченька, — порадуй же и человека хорошего.

… Над моей головой кружило Чудо! Девочка лет пяти на вид «нарезала круги почёта» над моей головой… Резво меняла направление — и уже обозначены были Знаки Вечности: восмёрки, лежащие на боку… Встала на ножки девочка, «припарковалась», значит, между мной и Ялчином.

… Восточной красоты неописуемой… Глазищи, однако, совершенно русские и огромные на прекрасном личике. Голубые глаза-то,.. Свет излучающие. Волосы русые с золотым отливом, красиво вьющиеся. Бровки, как нарисованные, тёмно-русые… Удивление взяло меня: что за метаморфоза произойдёт с Чудом этим к совершеннолетию? … Я стоял явно ошарашенный: никогда в жизни не видел я красоты такой!..

— Что, дяденька Митрич, вопросы задавать будешь или мне портрет свой тебе подарить?.. — Спрашивает годовалая малютка на вид лет пяти…

— Ялчииин!..

Жена Ялчина была явно встревожена…

— Не волнуйся, моя дорогая: вот наша птичка ненаглядная! Всё в порядке!..

— Алтай, доченька, всё ли хорошо? Что так долго не было тебя?

— Не волнуйся, мамочка! Да, была я далеко и высоко… Видела много…

Скоро Планета наша сделает кувырок не большой, но существенный! И Спасенье ВСЕХ — в Единстве, ибо все мы — Дети Одного Отца Небесного!

… Стоял я молча… Слушал внимательно! Не понял «ни шиша»!

— А почему это вы девочку свою назвали Алтаем? Так можно и «Московской областью» назвать, и «Парижем»…

— Так, это… Она сама себя так назвала. Велела имя не склонять, а говорить всегда: Алтай! — ответил Ялчин.

— Что, дяденька Митрич, или ещё поглазеешь-послушаешь? Ты не стесняйся: я могу ответить на многие твои вопросы… — светила голубыми глазами Алтай.

— Хорошо… Вопрос первый, так сказать, «на засыпку» годовалой малютки: почему именно Алтай — твоё имя? (Я приготовился услышать «бред сивой кобылы», пардон…)

— Ха-ха-ха… — Зазвенела Алтай смехом колокольчика.

— Не «плачь», дяденька Митрич: эффекта «сивой кобылы» не дождёшься!

Я смутился несколько: ведь — «в точку» девочка ответила. Но,.. но ведь вслух — я ничего такого…

— Не смущайся, дяденька Митрич, и слушай:

АЛТАЙ — «йа» — по-русски «Я»; «ай» —  по-аглицки — «Я»

Т – Творю

А – Абсолютную

Л – ЛЮБОВЬ

— Уразумел ли, «дитя моё», мною сказанное?

— Что-то я не совсем… Вернее, совсем не понял: как это я — и вдруг «дитя твоё»? Тебе всего один годик и ты никак не можешь быть «родительницей» моей!

— Родитель у нас на всех — ОДИН — это точно! Но иногда Он Посылает особых Ду’хов для проторения Пути ВЕРЫ в Него. А Высокие Ду’хи, коим и ты, дяденька Митрич, являешься, могут быть Духовными Родителями для простого люда!.. Минуточку… Моя Подружка зовёт меня по очень важному делу…

… Я огляделся вокруг — не увидел никакой другой девочки, кроме Алтай — и несколько «поник главой» от явного непонимания ситуации…

— Видишь ли, дяденька Митрич, вон на том далёком дереве махонькая пташка с ветки на ветку скачет — меня зовёт. Я её Подружкой зову. Много где вместе бывали да много видали… Вот и сейчас человеку у водопада требуется помощь срочная! Папочка-мамочка, прощевайте пока… Всё будет хорошо.

С этими словами взлетело в воздух Дитя невинное — и по направлению указанного дерева — «ракетой»… Мама, дорогая, я такого в жизни не видел…

— Нет, что вы себе позволяете?! Она же — ребёнок, а не спасатель «МЧС»! Надо срочно позвонить властям да помощи просить в спасении человека. Вертолёты — там, ещё чего…

— Э, хороший человек, пока суть да дело — человек и сгинуть может. И потом, нужны точные координаты для десанта человеков-спасателей и техники. У тебя есть эти самые координаты? А у девочки моей есть! И потом, это не первый спасённый ею человек будет. Она у меня и есть «МЧС» на всю округу.

— Каким это образом!?.. Каким это образом годовалое дитя может спасти взрослых дядьёв?

— Э, хороший человек, Митрич, спасают всегда… сердцем, переполненным ЛЮБОВЬЮ Бога-Отца-Матери Небесных!..

— Слушай, Ялчин, чувствую я, что попал в какую-то «заваруху»… Ни в плохую и ни в хорошую… Но ощущаю я себя «тупым» невероятно… Что происходит, Ялчин? Дочь твоя кто — Ангел с Небес?!

— Думаю, что да — Ангел! Летать умеет? Умеет! Спасать умеет? Умееет! Всех ЛЮБИТ? ЛЮБИТ! Ни на кого не обижается? Не обижается! Чистый Ангел — дочка моя!

Алтай сказала: таких, как она, много будет на Руси-Матушке. Все будут, как она! Представляешь ли ты, Митрич, Мощь и Силу Народа своего летающего?!

— Послушай-ка, Ялчин, у меня такое впечатление, что я в странную сказку какую-то попал и никак не могу из неё выбраться…

— А ЭТО и не удивительно, Митрич, Брат мой: я сам в таком же положении… Я-то тебя сразу признал! Только ты вот никак просыпаться не хочешь.

— Что значит, «признал», Ялчин? Мы с тобой впервые встретились!

— Э, Брат мой, Митрич, мы с тобою много веков назад кровными братьями были — и дочка моя сразу это отметила… Дяденька Митрич — ты для неё. Погоди-ка… Вижу! Вот, моя ласточка! Вот, мой Ангел Небесный! Ещё одного человека спасённого за собой ведёт…

— Кого и где ты можешь видеть, Ялчин, если я не вижу?!

— Так тебе ещё, Брат мой, Митрич, просыпаться и просыпаться для ви’дения надо! Спишь ты Душою-то: мало кому Веришь!

— Всему подряд и всем подряд я тоже верить не могу, Ялчин! Как в такое можно поверить: годовалая малютка летает хлеще вертолёта и при этом спасает здоровенных мужиков, которые по-пьяни или глупости оказались в болоте?! Логика — где, Ялчин?!

— А ты живи, Брат мой, Митрич, вопреки логике: сердцем живи! Вот, скажи ты мне, дорогой ты мой, Брат мой Митрич, ты спас бы меня, если бы,.. ну, мало ли что бывает в жизни?.. Или прошёл бы мимо, посчитав меня за… «пьянь»?..

— Ну, у тебя и «повороты» в мыслительном процессе, Ялчин!.. Да, зная тебя и дочь твою…

— Не,.. не,.. не,.. Ещё не зная…

— Ну, как мужик, обязан — и спас бы!..

— Вот, дорогой ты мой, Брат Митрич! Вот, он — правильный ответ: мы все пришли на эту Землю выручать друг друга в любых обстоятельствах! Уразумел?!

— Смотри-ка, Ялчин, там, далеко, какой-то человек идёт и падает… И встаёт! И снова идёт…

— Увидел, наконец-то! Вот, и умница! Просыпаешься, однако, Брат мой, Митрич! А этот человек — учёный муж… Да карта у него не та: старая очень! Болота сместились… Зашёл не туда, а выйти Алтай помогла, доченька! Вот, так и живём — Жизни РАдуемся!

— Но как, каким образом девочка-малютка могла помочь ему из болота выбраться?

— А вот, мы его об этом самого и спросим… Пойдём-ка, Брат мой, Митрич, подхватим оного учёного мужа да под бе’лы рученьки, ибо обессилел он невероятно! На одной Силе Духа держится!

… Мы ринулись вниз по склону холма с Ялчином, дабы помочь несчастному человеку подняться на этот же холм… Подоспели мы вовремя… Подхватили учёного мужа, как и полагается, по-мужицки крепко и надёжно! И лежит он сейчас в юрте «расслабленный» — «никакой»… Смотрит в потолок «остановившимся» взглядом и даже немного постанывает.

— Алтай, доченька, принеси-ка учёному дяде маминого отвара — выглянув за полог юрты, попросил Ялчин своё годовалое дитя.

— Сейчас, папочка, немного остынет отвар…

… При звуке голоса Алтай встрепенулся учёный муж… Даже попытку сделал, чтобы сесть… Но ласково осадил его Ялчин: «Лежи, дорогой мой, Брат Николаич! Лежи, набирайся сил! Отцу троих детей нужны большие силы!»

… Когда же Алтай вошла в юрту с кружкой тёплого, специального, поднимающего тонус отвара, учёного мужа аж подбросило на лежанке… Он всё-таки сел и стал неестественно озираться вокруг…

— Это она! Девчонка с дерева! Я узнал её! Это она…

— Николаич, по какому поводу такие страсти — в мой адрес?!

— Голос! Говор… Она ведёт себя, как будто, ей — 2000 лет!

— Николаич, мне — гоооораздо больше! Успокойся…

… Слушал я, слушал,.. смотрел, смотрел,.. Что происходит?! Годовалый ребёнок ведёт себя так, как будто, ей и вправду лет больше всех наших, вместе взятых… Может, пора пришла второму вопросу?..

— Давно жду, дяденька Митрич, твой второй вопрос!.. Решайся! Пора уже…

… Ну, это уж слишком! Не успел я подумать, а резюме выносится мгновенно… Да что же это за Диво такое — Алтай?!

— Вот, представь, дяденька Митрич: поле вспахано, семена разбросаны, дождь прошёл, Солнышко светит и…

— Что — «и» — ?..

— Одни семена едва «проклюнулись», вторые не желают работать — расти, а третьи рвутся к Солнышку изо всех сил. И меньше всего — третьих, к сожалению… Вот, так и Души людские… Семена Роста Души — в каждой Отец Небесный Поместил, да не каждая Душа желает РАСТИ!

— К чему это ты, малютка Алтай, мне поба’сенки рассказываешь?

— Кто из нас двоих — «малютка», дяденька Митрич, коли Истину, лежащую на поверхности, именуешь ты «поба’сенками»?!..

«Папочка — вскричала Алтай — берите скорее арканы и с дяденькой Митричем — за мной! Горушка — так себе, но камень там один очень уж ненадёжно лежит… Человека надобно успеть арканом словить!»

… Как чувствовал Ялчин, что надобно пару лошадей под сёдлами держать — вот, пригодились.

Николаича оставили на попечение жены Ялчина, а сами — оба-два — «с места — в аллюр»- за Алтай, которая всею Душою стремилась спасти человеку жизнь!

… Горушка не велика, тропинка узка, а камень тот держится «на честном слове»… Кричать нельзя: от эха камень сорваться может!..

— Алтай, доченька, не подобраться к горемыке будет… Что ж делать-то: ни с одной стороны аркан не добросить?! И что он забыл в этих краях в одиночку? Что ищет?

— Не волнуйся, папочка! Поговори с лошадьми — объясни им их задачу… Пусть приготовятся принять ещё одну ношу на себя да стоят на восьми копытах крепко-накрепко. Дай-ка мне петли арканов. Как только услышишь: «Руки вверх!» — тяните с дяденькой Митричем горемычного кладоискателя, не мешкая!

— Что ты удумала, доченька?

— Всё будет очень даже хорошо, только не мешкайте ни секунды!

— Доверяю тебе, РАдость моя, Ангел Небесный! Действуй!

… Поговорил Ялчин с лошадьми, объяснил им обстановку. Попросил помощи у Всевышнего — и стали они вчетвером (двое лошадей да двое мужчин не хилых) ждать сигнала от Алтай.

… Алтай зависла над мужчиной-кладоискателем с петлями арканов наготове и, выбрав момент, крикнула, что было силы: «Руки вверх!» Мужчина от такой неожиданности руки вверх и задрал… Алтай мгновенно набросила на него петли арканов, а те четверо, что ждали сигнала, продемонстрировали Небесам и стойкость свою, и ловкость… Кладоискатель и «вякнуть» не успел, как был уже меж двух лошадей и двух ездоков, а камень тем временем наклонился нехотя,.. «подумал»… да и рванул вниз в разщелину… Благо — на пути его не было горемыки-кладоискателя!

… Уже в юрте повинился пред спасителями кладоискатель, низко кланяясь им в «ножки»… Хотел материальное положение семьи поправить, найдя хоть толику золотых украшений…

— Не там искал, Брат ты мой дорогой, Нестор! Не там искал! И Слава Богу, что — не там, иначе навлёк бы беду большую на всю округу!.. Ой, доченька, чую что-то… Нечто вот-вот произойдёт…

— Не печалься, папочка,.. приготовьтесь, мужчины,.. мамочка с бабушкой, подойдите к нам скоренько! Сейчас горушка БлагоДарить будет, что не убила кладоискателя…

… Все собрались в юрте,.. притихли,.. ждали… Ждали чего? Никто не знал-не ведал! Ожидание было не то, чтобы томительным, а каким-то » тягучим»… Вдруг раздался звон… ЗВОН! Звон настоящих колоколов! И этих колоколов на слух было не счесть! Игралась какая-то удивительная Космическая Мелодия, которая грела сердце и уносила печаль… Звон то нарастал, то затихал… Мелодия шла волнами, касаясь каждой Души, исцеляя Душу и поднимая её над юртой. На одной из нот Мелодия прекратилась, но эхо продолжало и продолжало, и продолжало звонить в колокола!..

… Великая РАдость наполнила каждую Душу в юрте — улыбки осветили юрту — сердца объединились в НЕЧТО Одно Целое… Несказанное Тепло разлилось в каждой клеточке Единого Организма.

— Вот, тебе, папочка, и БлагоДарность горушки малой!.. А ЧТО же будет, коли вся Планета Добром откликнется на Добро землян?! Мы сработали оперативно только по подсказке Всевышнего. И потому мой совет Душе каждой: помнить о Всевышнем и круглосуточно, и…  «круглосекундно»! Отец Небесный именно так и Делает: Помнит о нас постоянно «без перерыва на обед»!

… В полной тишине слышны были отдалённые звучания колоколов Эха…

— Николаич, а расскажи-ка нам, как ты перетрухнул, увидев девочку на дереве, — улыбаясь, попросил Ялчин.

— «Перетрухнул» — не то слово, Ялчин! Не то слово… Я уже приготовился Богу Душу отдать, как услышал вопрос: «Николаич, ты жить-то хочешь?» «Хочу, конечно — отвечаю (а кто спрашивает — не вижу…).

— Ну, так шевелись мало-мало, однако! Я вот, с деревом договорилась, оно тебе ветку добротную опустит — цепляйся за неё и тащи свою «тушку» из болота…

(… Как услышал я эту «тушку» — аж «вскипел»: так меня жена много лет «пилит»…

— Чем сидеть много лет без пользы за письменным столом, поднял бы свою «тушку» — да в экспедицию сходил какую — всё бы деньги — в дом!

… А доча твоя, Ялчин, таким смехом разразилась на удивление весёлым и, понимаешь ли, обидным…)

— Хватит злиться, Николаич; хватай-ка ветку покрепче. Вокруг руки обмотать можешь: гибкая она, сильная — вытянет тебя дерево! А мне недосуг с тобой твою жену-«пилу» вспоминать да любоваться твоей коричневой аурой! Или ты думаешь, что Господь собственноручно тебя за шкирку, аки котёнка, из болота Тянуть будет? Не надейся! Тащи себя сам! В каком «болоте» в городе сидел — в таком и здесь оказался: всё — прямопропорционально, Николаич! Полетела я! Прощевай пока!

— А скажи-ка теперь ты мне, Ялчин, — спросил в свою очередь Николаич — как умудрился ты такое Чудо родить?!

— Не было у нас с ненаглядной  жёнушкой моей деточек долго — это факт… Но однажды тёща моя (вот, она — во всей красе!) проснулась поутру с такими словами: «Вижу, девочка-внучка к нам летит… Чудеса начинаются, однако!» Зачала жёнушка моя,.. а дальше вы знаете: как происходило в семье моей становление восприятия  Пространства Бога и всех нас в нём!

… У меня назревал третий и не последний вопрос к Алтай…

— А скажи-ка мне, девочка, как это можно летать без Крыльев? И все ли могут летать, как ты?

— Не все пока могут летать, как я, дяденька Митрич! Но «крылья» даны всем с рожденья. Крылья эти называются Световым Телом или Мер-Ка-Ба. Каждая Душа — на своей Ступени Развития; имеет свой запас ВЕРЫ Творцу (то есть, Себе). Вот, когда ВЕРА Творцу (то есть, в Себя) не имеет ограничений и сомнения ей нипочём, тогда и срабатывает «ключик-замочек»: включается Световое Тело… Полёты во имя Общего Блага разрешаются!

— Скажи, дорогая моя Алтай, а почему же никто не видит Крыльев твоих, тогда как Ангелов всех рисуют с Крыльями?!

— Световое Тело («Крылья») существует на другом — более высокочастотном Уровне Бытия. Глаза физического тела не способны уловить ту частоту, на которой работает Световое Тело…

… У юрты нет углов, но Нестор, кладоискатель, умудрился-таки найти себе «уголок» и взирал оттуда, и слушал речи ему не понятные, с какой-то даже опаской… Видно было, что человек весь напрягся и съёжился одновременно, ибо совершенно не понимал говорящих! И, если б это было в детском саду, то Нестор бы уже плакал навзрыд, считая себя отторгнутым себе подобными…

… Алтай подошла к Нестору,  обняла его, погладила по головушке и сказала: «Нестор, Нестор, пора тебя просвещать, не то погибнешь от своего же невежества!»

— А, что я такого не знаю, что могу погибнуть, Алтай, девочка?!

— Ох, Нестор, ты даже того не знал, что, коли бы ты чихнул или кашлянул, то был бы уже на дне разщелины вместе с тем камнем, под которым собирался найти Чудо-Клад!..

— Но читать, считать, писать я умею, а что ещё оленеводу надо?

— Дорогой мой Нестор, человеку надо знать очень-очень-очень много, чтобы даже эти же олени по одной только твоей мысли шли, куда надо, сами. Ты объясняешь вожаку стада, куда конкретно следует идти, дабы найти пищу, — и вожак выводит всё стадо, без потерь, в нужное место.

— Ну, это — сказки, Алтай: какой дурак-вожак будет слушать человека?!

— Человек, Нестор, — Дитя Бога. И все животные на Планете созданы для служения человеку.

— Как это — Дитя?! А где Сам Бог?

— Пространство, в котором мы все живём, Есть Пространство Всевышнего. Любая травинка, любой камешек, любой человек или целиком вся Планета — всё наполнено Энергией Создателя — Энергией Творца…

— Алтай, доченька, кто-то на вороном коне во весь опор — в нашу сторону…

— Знаю, папочка! Это Фёдор — сосед. Жена его не разродится никак — тяжко ей! А виновник — глава семьи: напугал мальчонку-то — первенца… Полетела я навстречу, ибо промедление опасно и для мамочки, и для ребятёнка!

… Вышла за полог юрты Алтай — только её и видели.
… Вдруг конь Фёдора «тормознул» резко и крепко встал на все четыре копыта. Фёдор в полном недоумении вокруг глянул: ни волков — тебе, ни речки какой…

— Что это ты, Орлик?! Что с тобой? Спешить надобно, понимаешь или нет?!

… И уже было замахнулся для удара плёткой…

— Не обижай коня, Фёдор! Достаточно того, что ты жену свою с сыном обидел!

— Алтай, девочка! А я к тебе что есть мочи скачу…

— Да не ты скачешь, Фёдор, а конь твой верный! А ты-то как раз на месте стоишь в развитии своём!

— Что ты говоришь, Алтай, девочка? Не понятно мне, однако…

— Перво-на’перво, извинись-ка, дядька Фёдор, перед конём своим, иначе он с места не сдвинется! Это я тебе говорю, Алтай!

— Как это перед конём извиняться, Алтай?! Что ещё за новости такие?!

— Гордыню-то убери, да извинись… Это — всё пока, что от тебя требуется. А не хочешь извиняться — стой, пока не надоест, но коня обижать не смей! А также не смей голос повышать на близких своих, ибо урон великий нанесёшь всему Роду своему. Всё ли уразумел, дядька Фёдор? А я тем временем — к жене твоей горемычной да к сыночку твоему, тобой напуганному. Повитуху вижу в юрте твоей — всё будет хорошо! Прощевай пока, дядька Фёдор!

… Алтай на «бреющем полёте» на огромной скорости скрылась из виду.

… Фёдор понукал коня, стискивая плётку в кулаке, опасаясь замахнуться ею.

— Ну, что ж ты встал-то? Ну, Орлик! Ну, развернись уже к дому-то… Домой надобно срочно, понимаешь или нет?!

… Орлик стоял спокойно. Прядал ушами, но делал вид, что разговоры эти к нему не относятся…

— Что ж делать-то мне, дядьке Фёдору, а? Орлик… Погоди-ка… А вот, я попрошу у тебя прощения — простишь ли?! Прости меня, пожалуйста, друг мой верный, Орлик, что я обижал тебя, считая за «скотинку безмозглую»… Честное слово: уразумел я, что ты прекрасно всё понимаешь и вполне можешь без кнута быть мне верным другом и помощником! Прощаешь ли ты меня, Орлик?

… С этими словами выкинул Фёдор кнут так, чтоб Орлик это видел.

… Встрепенулся Орлик… Мотнул головой. Развернулся — и к дому «рысью» добротной пошёл на великое удивление Фёдора!

— Здравы будьте, люди добрые! Фёдор чуть позже подъедет, а я уже здесь. Ну, что, милая тётенька, тяжко тебе? Вижу, не сладко. А давай-ка я с сыночком твоим поговорю ласково.

… Подошла Алтай к роженице, ручку свою детскую на живот роженицы положила, нежно-нежно живот погладила да и говорит, однако, следующее…

— Что ж ты, герой и защитник мамочки своей, ей же больно делаешь?! Совестью-то проснись, милый Брат мой! ЧТО обещал ты Самому Творцу — неужто забыл!? Папочки земного испугался! А как ответ держать будешь пред Отцом Небесным? Чем  аргументировать будешь трусость свою — об этом подумал!? Хорошенькое место нашёл, чтобы спрятаться! Может, и для Совести своей место приглядел? Да, рявкнул папочка твой на мамочку твою — и её напугал, и тебя… Но я тебе обещаю: никогда более не сделает так твой папочка, ибо не ведал, что творил. Прости его, пожалуйста, прошу тебя…

… На этих словах Алтай вошёл в юрту и сам хозяин, виновник ситуации. Ринулся он к жене своей — обнял, поцеловал. Обхватил живот роженицы, на колени встав, и стал просить прощения и у жены своей любимой, и у сына, который поперёк живота расположился, упираясь ножками, и не желая выходить на Свет Божий в объятия «грозного» папочки земного.

… Слушал-слушал сыночек папочку да и «сдался» на Милость Божию: развернулся должным образом — и вышел в добрые руки повитухи ко всеобщей РАдости.

… Алтай не зря до последней минуты была рядом с роженицей: она снимала стресс и боль… Потому-то и не удивилась повитуха, ибо наслышана была про Алтай.

— Ну, что, Нестор, продолжим с тобой разговор о Боге?

— Алтай вернулась! — обрадовался, как малый ребёнок, Нестор.

— Всем, наверное, интересно: что да как? Докладываю: всё распрекрасно! Мальчонка здоровенький и… совестливый — уже хорошо!

«Как это — совестливый?» — спросили все хором…

— А вам потом «ванька грозный» — Фёдор — всё сам расскажет. На обратном пути Подружку встретила… Гроза скоро будет — она уж точно знает. Приготовиться надобно, однако. Настройся-ка, папочка, на Волну ЛЮБВИ… Что чувствуешь-видишь?

— Ой, доченька, вижу: пятеро совсем ещё юных мальчишек в беду попали, только не пойму никак, что за беда… И грозу вижу — ох, и льёт!

— До грозы, папочка, это случится, то есть, буквально минут через двадцать пять… Вызывай-ка по рации дядьку Фёдора — пусть волокушу тянет: один из парнишек ногу сломает. А те четверо не будут знать, что делать. Пусть-ка Фёдор со своего местечка галопом к излучине оврага скачет. Ты, папочка, с Николаичем и Нестором — туда же скачите, да возьмите всё, чтобы ногу обездвижить. Мне туда нельзя: ребятишки могут и умишком тронуться… Я для них — виртуальная реальность, ибо в игры не в те играют; хотя и считают себя героями, могут не понять полётов моих. Я тебе, папочка, ЦУ давать буду ментально.

… Ялчин дозвонился-таки по рации до Фёдора, передал всё, что велела Алтай, а сам с Нестором и Николаичем запряг тех самых лошадей в большую телегу — и скоренько направились они к излучине оврага.

… Едва успели подъехать, как услышали крики о помощи и стоны, и ругань… Тут же подъехал и Фёдор с волокушей. Ринулись вчетвером на дно оврага… А там без сознания мальчик лет пятнадцати лежит с открытым переломом ноги ближе к щиколотке. И как его угораздило?! Четверо пацанов в панике. За головы хватаются, злятся, ругаются… Орут: «Помогите!» Кому орут? Никого вокруг… Вдруг «Архангелы» с Небес — четверо «наших»…

— Слушай, папочка, внимательно: ты знаешь, что и как делать, только я тебе миллиметровые координаты дам.

… Водкой обработал Ялчин рану. Соединил кости и стал внимательно «слушать».

— Три миллиметра вправо дай нижнюю кость. Верхнюю кость от себя отодвинь на полтора миллиметра. А теперь смело шины и перевязь накладывай. Порядок! Будет жить!

… Мальчика уложили на волокушу — и Фёдор направился с нею к юрте Ялчина. Все остальные семь человек разместились на большой телеге — и поехали тем же маршрутом.

… Притихшие мальчишки были накормлены, напоены и спать уложены. Никто из них не обратил особого внимания на якобы спящую Алтай.

… Грянул гром. Алтай приоткрыла полог юрты и впустила Подружку.

… Мальчики спали очень крепко и не слышали грозы и ливня. Но именно в грозу и ливень Молитвы доходят до Небес и чётче, и явственней!

… Алтай молилась, чтобы мальчики Проснулись Душою — и напрочь отказались бы от виртуальных пагубных игр. Она молилась Архангелу Рафаилу и Деве Марии, чтобы они Помогли исцелить ногу пострадавшего мальчика. Алтай просила пред Небом прощение за действия и слова мальчишек, ибо не ведали те, что творили…

… Подошла Алтай к ноге раненой, подержала над раной ручки свои маленькие минут несколько… Затем кивнула в знак согласия с тем, что увидела — и со вздохом облегчения пошла спать.

… Наутро на правах «пятилетней» «глупой» девочки она стала будить пострадавшего юнца. Теребила его за рукав и задавала «глупые» вопросы…

— Эй, ты кто? А что это у тебя на ноге? Это, что, игра такая? А как называется?

… Первыми проснулись четверо друзей пострадавшего мальчика. Увидели ногу друга своего — и снова схватились за головы. Отметили про себя, что девочка чудо-как красива, но глупаааааа до невозможности…

… Алтай всё же удалось растормошить пострадавшего мальчишку.

— Крепко ж ты спишь! Тебя как звать? А меня Алтай зовут…

— Ха-ха-ха — разразились мальчики грубым смехом. До чего ж глупая девочка: её Алтаем зовут!

… Алтай пропустила «мимо ушей» оскорбительный смех и слова юнцов.

— Ты что во сне видел, расскажи, пожалуйста, а?!

… Мальчик задумался…

— Ребята, я где-то был ночью, честное слово! Только вот вспомнить не могу…

… Алтай убедилась, что всё в порядке — и на ментальном уровне попросила Ялчина снять шины и перевязочный материал с ноги мальчика.

… Ялчин был очень удивлён просьбой дочери, но, зная, что ничего случайного нет, подошёл к мальчику и стал снимать шины и бинты.

… Четверо друзей юных были «огорошены» увиденным.

— Нельзя! Рано! Что Вы делаете?! Его же к доктору надо! Не смейте снимать шины и бинты!

Вперёд вышла Алтай.

— Ваш друг сказал вам русским языком, что он где-то был ночью. Так или не так?

— Ну, так… И, что?! Что ты лезешь не в своё дело, глупая девчонка?!

— По какому праву вы мне грубите? Я кого-нибудь из вас обидела?

… Ялчин видел, что это — спектакль, но не понимал ещё развязки его. Вмешиваться не стал. Наблюдал. Мужчинам послал знак: молчок!

— А ответь-ка мне хоть ты, Василий: сколько будет — корень кубический из 25273035? Что, слабо? — обратилась Алтай к светловолосому -«ненатуральному блондину». — Блондинистость твоя в пятнадцать-то лет — это всего лишь маска-маскировка под одного из вымышленных «героев» ваших — да не ваших — виртуальных игр. Из вас, Надежды Страны России, заграничные ЦРУ делают Зомби, которыми очень легко управлять: не труднее, а даже легче, чем лошадьми! Вас превращают этими играми в управляемых «животных». Вам нравится быть «животными»?! Что молчишь, Василий? Ты у них — заводила — тебе и ответ держать!

… Василий был настолько поражён речью «пятилетней» девчонки, что он почти онемел! Никогда в жизни не задумывался пятнадцатилетний подросток именно о самой Жизни!

— Мы живём с вами, мальчики, в такое время — продолжала Алтай — что любые ваши зомбические игры могут перейти в реальность. А, если быть более точной, то именно вы можете оказаться в виртуальной реальности игры и «поубивать» друг друга ради забавы… О родителях подумали?! Вы хотите друг для друга стать жестокими врагами?..

— Нет! — вскричал Василий. — Нет!.. Мы друзья с первого класса…

— Друзья с первого класса — это, конечно, здо’рово… А вот, то, что вы своих родителей довели до неприятия вас, как родных детей, говорит именно о том, что вы глубоко «осели» в играх, забыв о Живой Жизни и своей, и своих близких! Пора Просыпаться, мальчики! Спросите каждый сам себя: кто я? откуда я? зачем я пришёл в этот Мир Планеты Земля? Вот, когда у вас возникнет желание и задать себе эти вопросы, и найти на них ответы — это и будет точкой отсчёта Пробуждения вашей Души… Я надеюсь, что хоть что-то вы всё-таки поняли… А теперь взглянем на ногу, вчера сломанную, вашего друга. Что видим? Почему не РАдуемся?!

… В месте вчерашнего перелома не было даже намёка на шрам или покраснение. Всеобщему взору предстала совершенно здоровая нога подростка, которая ничем не отличалась от другой его ноги.

— Да, ваш друг побывал в другой Реальности, но, увы, не в виртуальной, а во всамделишной, расположенной на другом Уровне Бытия. Да, его ногой занималась… Космическая Медицина! Результат вы все видите… Выводы делать вам, мальчики, самим: либо Просыпаться Душой — и превращаться в Человека с большой буквы, либо…

… Удивление поразило всех: и пацанов, и взрослых мужчин!.. Ялчин же был в восторге от увиденного, счастлив и РАд за дочь!

— Подружка, спасибо тебе, дорогая! (На правое плечо Алтай села махонькая красивая птичка.) Вот, кто, фактически, спас всех вас. Это она сообщила мне о надвигающейся беде и грозе. Вот, это малюсенькое живое мыслящее существо спасает жизни людей; а люди, превращаясь в «животных», убивают себе подобных сперва как бы виртуально, а затем и въяве… Мальчики, пора Просыпаться Душою: вы все — Дети Божии, как и все миллиарды людей на Планете, независимо от национальности и вероисповедания!

… Открыв полог юрты, Алтай выпустила Подружку на волю.

… «Заверещала» рация… Ялчин взял трубку… Вопросы сыпались, как из «рога изобилия»… Внимательно и добросовестно выслушав все вопросы, ответил коротко: стойбище такое-то, там-то, все целы-здоровы, приезжайте-забирайте!..

… Подъехали пять машин…

… Из машин вышли десять человек родителей, пять водителей, адвокат, следователь, корреспондент…

… «Интересное кино», однако!..

… Мальчишки бросились к родителям… обниматься — тааак, уже Пробуждаются — приятно посмотреть!

… Алтай взлетела ментально под облака: какое Счастье — вернуть родителям детей их!

… От приглашения Ялчина войти в юрту и попить чаю «гости» вежливо отказались. Все расселись по машинам. Вдруг выскочил из машины родительской Василий и что есть мочи заорал (а эхо вторило каждому его слову): «Алтай, Подружка, спасибо вам! Спасибо вам, Люди Добрые! Я буду помнить вас Вечно! Я Проснулся! (эхо добросовестно выговаривало: проснулся!.. проснулся!.. проснулся!.. проснулся!..)

— Заметь, Подружка, лишь Проснувшийся сказал «Спасибо!»

… Николаич с Фёдором засобирались домой. Фёдор пообещался подвезти его хоть и на волокуше до ближайшего населённого пункта.

… Нестор кланялся в «ножки» и благодарил от всей Души за спасение!

… У читателя ещё не возник вопрос: куда делся из повествования я — Митрич?.. Да, ребята, я удивился сам себе… А меня, элементарно, «вырубило»: я впал в Летаргический сон. В самом прямом смысле. Всё слышу! Всё понимаю! А двинуть даже мизинцем не могу, не говоря о том, чтобы открыть глаза или что-то сказать. Алтай видела всё это и даже шепнула мне на ухо: «Потерпи, дяденька Митрич, это пройдёт!» Нестор, перед тем как выйти из юрты, отправляясь домой, спросил у Алтай: «Алтай, девочка, что с Митричем? Почему он не шевелится и, кажется, даже не дышит?»

— Так Распорядился Всевышний, Нестор. Так надо! Но пройдёт полчаса и Митрич проснётся. Доброго тебе пути, Нестор!

… И действительно по прошествии получаса я почувствовал, что оцепенение освободило меня, я смог потянуться, как после хорошего сна, и с лёгкостью открыл глаза. В этот момент в юрту вошли и Ялчин, и жена его с тёщей.

— О, с добрым утром, дорогой Брат! Как спалось?

— Ты понимаешь, Ялчин, вроде бы я и не спал — всё слышал… А пошевелиться да глаза открыть не мог. Что это было, Ялчин?

— Это был глубокий Летаргический сон, дяденька Митрич. Небеса Распорядились таким образом, дабы сохранить твой рассудок. Когда человек не хочет верить даже тому, что видят его глаза, то в большинстве случаев такой человек может потерять способность здраво мыслить. Уразумел ли, дяденька Митрич?

— Да, дорогая Алтай, я начинаю понимать: Небеса Спасают «Фому неверующего»!

— А для чего спасают, знаешь?

— Как это?..

— А для того, чтобы ты, дяденька Митрич, как активный и, как пассивный, участник событий, произошедших в течение двух суток (в данное время и в данном месте), рассказал бы многим людям в своей газете о том, что видел, что чувствовал, что понял… Для того, дяденька Митрич, чтобы люди Проснулись Душою… Пойми, дяденька Митрич, грядут Новые Времена. Разворачиваются уже события Новейшей Истории Человечества. Ты — свидетель: ты видел — что да как происходит. Ты знаешь, что люди могут летать. Ты знаешь, что дети — это совершенно взрослые Ду’хи и сюсюкать с ними не сто’ит. Дети-Индиго могут «заткнуть за пояс» сразу несколько профессоров вместе взятых, ибо таковы их врождённые Знания. На Планете меняется всё: и География Планеты, и мышление людей. Поменяется картина Мира и в видимом, и в невидимом диапазоне. Души людей Проснувшихся потянутся друг к другу. Великое Единение в Духе — вот, чего Ждёт от нас Отец Небесный! Только понимание того, что мы все равны перед Богом, перевернёт в сознании людей страницу Истории от Прошлого в Будущее… А Будущее на Планете Святая Русь — это восстановленный РАЙ!

— Алтай, дорогая, я что-то не понял тебя совсем: ведь наша Планета называется Земля…

— Дяденька Митрич, отстаёшь от Жизни, дорогой: наша Планета давно переименована на Небесах! И Страна Россия, и Планета Земля, и даже Вселенная наша имеют теперь одно название — Святая Русь!

— Выходит, что все жители Планеты нашей — Русичи, Алтай?!

— Все — да не все, дяденька Митрич! Но принявшие Сердцем ВЕРУ, ЛЮБОВЬ, НАДЕЖДУ, МУДРОСТЬ — Русичами будут! Не все, однако, люди-человеки «созреют» к определённому моменту до оного понимания — и реальность пятого Измерения будет для них недоступна. Но Всевышний Позаботился и об этих Душах: для них давно готова точная копия Планеты нашей!..

Великое переселение с Планеты на Планету всё же состоится и будет тем людям оставлена память: помнить будут, что жили в своё время на Планете Святая Русь!

26.000 (двадцать шесть тысяч) лет по-новой будут испытываться Души и Разум людей, перемещённых на 10-ую (десятую) Планету — точную копию Планеты Земля…

Жаль, конечно, дяденька Митрич, что не все и не разом вдруг Прозрели, не составили «Монолит» во Славу Отца Небесного!.. Это какая бы СИ’ЛИЩА была — представь только на секундочку!.. Но, увы… Да, все Ду’ши — на разных уровнях развития…

… Стал и я собираться домой. Поблагодарил хозяев за приют и уже при выходе из юрты услышал:

— Не ходил бы ты, дяденька Митрич, короткой дорогой, ибо таковой она не является…

— Опять загадками говоришь, Алтай?!..

— У моих «загадок» все разгадки — на поверхности — надо только чуть подумать…

— Хорошо, Алтай, дорогая, я обязательно подумаю над этим!

… Раскланялся я со всеми, ставшими мне родными, людьми и бодренько зашагал в сторону водопада.

… Подошёл я к водопаду… Посмотрел вниз… Так себе водопад: не велик, не мал; русло речки не глубокое и не широкое — по камням большим перейти можно — что многие и делают, потому как до моста далековато «шлёпать»… За мостом — водохранилище, а там и посёлок городского типа рядом.

… Ступил я на камень, на второй… Настроение замечательное: такой материал в газету несу — все ахнут! Никакой тяжёлой поклажи нет, только кинокамера — через плечо да планшетка с записями. Половину речушки прошёл — всё нормально! Я ведь к Ялчину пришёл этим же путём… Вдруг слышу нарастающий рокот… Голову повернул на звук… Мама дорогая! Вот, она — разгадка-то: мощная волна прёт в мою сторону, а мне и деваться некуда!.. Сейчас я сам водопадом стану!.. При всём желании, ни в одну сторону не добежать, ибо вода «бегать» умеет лучше… Это с таким-то материалом — сгинуть?! Нет! Это уже — «ни в какие рамки»! «Господи! — заорал — Да Помогай же! Ведь для людей несу — не для себя!»

… Что это?! Меня кто-то за шкирку крепенько так загрёб и поднимает над речкой… Голову не поднять — не посмотреть! Вишу’, действительно, наподобие котёнка, а подо мной та самая волна с рёвом несётся к водопаду. Перенесли меня с середины речки на тот берег; на ноги поставили… Гляжу вверх — никого! Озираюсь по сторонам — никого! Как же так — что за чудеса?! Отдышался — оклемался — зашагал до дому.

… Издалека заприметил: сидит на крылечке дома моего какое-то существо… знакомое. Алтай, однако, сидит!

— Алтай, девочка, какими судьбами ты здесь оказалась: мост так далеко?! На машине — и то долго ехать-добираться.

— Как самочувствие, дяденька Митрич? Видела я твоими глазами волну грохочущую… Знаю: понял ты, что разгадки все — на поверхности! Что ж ты, дяденька Митрич, не соблюдаешь «правила техники безопасности»? Шлюзы водохранилища открывают по определённым дням в определённое время — и все это расписание знают. И ты знаешь — верно?!

— Верно — отвечаю, но чего-то явно недопонимая…

— Дяденька Митрич, но ведь сильный ливень расписание несколько меняет… И это ты знал, да забыл…

— Точно! Забыл!..

— Как тебе леталось, дяденька Митрич?

— Алтай, девочка, откуда ты знаешь, что я «летал»?

— Дяденька Митрич, пора бы тебе уже Проснуться! Или ты не знаешь, что я умею летать?

— Ой, Алтай, дорогая, я — в таком шоке, что не сразу верно соображаю… Кто-то перенёс меня с середины речки над губительной волной на другой берег. И я не видел своего спасителя. Кому я должен говорить «Спасибо!»?

— В первую очередь, дяденька Митрич, говори «Спасибо» Богу: ты же просил помощи у Него — верно!?

— Откуда ты знаешь, Алтай, девочка? Такое впечатление, что ты была рядом — и потому всё видела, всё слышала, всё знаешь…

— А посмотри-ка, дяденька Митрич, вон на то облако…

… Глянул я на облако… Странное какое-то облако: меняет свои облачные параметры и предстаёт то кошкой, то слоном, а то и ликом красивым женским…

— Как такое может быть, Алтай?

… Ответа не последовало… Я оглянулся… Я повернулся вокруг своей оси… Где же Алтай? Она исчезла! Только что мы с ней разговаривали — и вдруг…

— Как такое может быть, Господи?! — заорал я…

— По какому поводу такой ор, дяденька Митрич?! — спокойно спросила Алтай.

… Я чуть не «приземлился» на «пятую точку»…

— Как? Ну, как? Как ТАКОЕ может быть?!..

— Да, всё нормально, дяденька Митрич: обыкновенная Магия.

— Мааа-гиии-яяя… — я отказывался что-либо понимать!

… Ребёночку — всего один годик, а он, понимаешь ли, Великий Маг!.. Нет… Что-то в этом Мире вертится явно не в ту сторону!..

— Правильно мыслишь, дяденька Митрич: всё поменялось местами! Север — Юг… Восток — Запад… Но пока только на Тонком Уровне Бытия. Когда конкретно сие произойдёт в 3D Измерении, Знает только Отец Небесный! Детей, подобных мне, будет рождаться великое множество. К рождению-воплощению допущены сейчас Святые со всего Мира, а также Вознесённые Владыки. Надеюсь, ты слышал о Вознесённых Владыках, дяденька Митрич?..

— Да, Алтай, читал об Эль Мории, Деве Марии, Сен-Жермене, Иисусе Сананде… Их много!

— Да, Их очень много — и Образуют Они Белое Братство или Иерархию СВЕТА! Их ещё называют Воинами СВЕТА или Вознесёнными Учителями…

… Меня вдруг осенило… Я всё понял!..

— А скажи-ка мне, Алтай, девочка: ты ведь тоже — из Вознесённых Владык?!

— Да, дяденька Митрич…

— И ты скажешь мне своё настоящее имя?

— Нет, дяденька Митрич!

— Почему?!

— Не имею права разглашать Тайну преждевременно!..

— Но ведь людям было бы интересно знать твоё настоящее имя…

— Ещё очень-очень рано, дяденька Митрич! Подождём лет сто, однако…

— Что?! Сколько-сколько?? Ха-ха-ха — давненько не смеялся я так от Души! Ох, и насмешила ж ты меня, Алтай! В принципе я согласен ждать сто лет, только кто ж мне отпустит такое количество лет Жизни?!

— Всё будет зависеть, дяденька Митрич, от твоего душевного настроя: чем больше Добра помыслишь — да сделаешь, тем больше лет проживёшь. И ещё… Прошу тебя, дяденька Митрич, о нашем сегодняшнем разговоре — никому…

— Почему, Алтай, девочка?!

— Да, потому, что ты сам — тоже из Вознесённых Владык, но пока не время тебе это открывать. И потому не открыты в тебе способности великие…

— Я!? Не может быть! А как моё имя? Кто я?

— Дяденька Митрич, говорю ж тебе: не время! Не готов ты пока к таким потрясениям: слышать, видеть, знать, летать… Летаргический сон забыл уже?! Поразмысли над этим!

— Ну, Алтааай, ну, пожалуйста!..

— Не канючь, дяденька Митрич: не в детском саду находишься! Я всё это сейчас тебе говорю только с одной целью: чтобы ты умом не тронулся при виде Тонкого Мира. Чтобы был готов услышать мысли другого человека и ничем не выдать своих эмоций. Тебя Господь Определил работать в СМИ — вот, и твори РАЙ посредством своей газеты.

— Но ведь многие не поймут, Алтай!

— Мы пришли в этот Мир… БУДИТЬ! Будить спяшие Со-Знания людей… Да, поймут далеко не все! Но задумаются многие… Будут и злобствующие — будь готов и к этому, дяденька Митрич! Одно помни: все мы — Братья и Сёстры, все равны перед Господом и всех надо ЛЮБИТЬ, не взирая на злобствования со стороны некоторых из них! Уразумел ли, дяденька Митрич?

— Ой, как всё сложно, Алтай, девочка! Как это можно ЛЮБИТЬ тех, кто злобствует?!

— Вот, ЭТО и есть твой Экзамен, дорогой ты мой, дяденька Митрич! Поскольку мы все — Дети Божии, ЛЮБИ всех, аки детей малых… Просто ЛЮБИ без заумствования — и злоба некоторых, элементарно, растворится в ЛЮБВИ твоей — и потянутся к тебе, возможно, именно эти люди, ибо именно они и Проснутся первыми… Будь готов ко всему, дяденька Митрич!.. Вижу нечто. Лететь срочно надо! Пока, дяденька Митрич!

… С этими словами Алтай буквально «растворилась» в воздухе у меня на глазах!.. Ох, ты!.. Это ж ничего себе — Фантастика в действии! У меня захватило дух!.. И не знал-не ведал я, что пока я изрекал свои восклицательные знаки, Алтай уже была дома и готовилась к новым подвигам…

— СПАСИБО тебе, Алтай, за спасение Жизни моей!

***

09.09.17

От Автора: текст принят без искажений. Я уверена, что в скором времени именно так всё и случится…

http://www.stihi.ru/2017/09/23/7178

 

И это действительная реальность, а не чей-то вымысел!!!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я - против спама!

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.